20 Сентября Ср
$ USD 58.10 a
EUR 69.68 a

Один и множество

Один и множество


     Про маски и субличности


     Я никогда не любила метафору масок, ни в психологии, ни в повседневных разговорах. Может быть, я не обладаю достаточно поэтичной натурой, чтобы её правильно воспринять. Но когда кто-то где-то говорит о «масках», я слышу в этом весьма поверхностное представление о психике. Например, «она не такая, это её высокомерие – всего лишь маска». Или «на работе я надеваю маску позитивного человека, даже если пребываю в меланхоличном настроении». 

     «Маска начальника», «маска учителя», «маска уверенного в себе человека»... На мой взгляд, эта метафора запутывает в большей степени, чем что-либо объясняет. Потому что ежели следовать ей – выходит, что есть некое совершенно устойчивое и постоянное Я, такое однобокое и однообразное. Это Я как будто бы надо найти и, выкинув маски, всегда им быть. Вне зависимости от любого рода контекста. Но возможно ли это осуществить на практике и стоит ли оно того? Ведь когда мы идем на пробежку мы надеваем спортивный костюм, на свадьбу – соответствующий наряд, в офис – строгую одежду и так далее. И в норме с одеждой у нас не возникает противоречий, и мы не теряем ощущения целостности тела, во что бы ни были одеты. И мы одеваемся не столько чтобы спрятать тело, сколько потому что это естественно и интересно. 

     Одежда может многое рассказать о нашем теле, что-то спрятать, что-то подчеркнуть. Может многое рассказать о нас самих, и владеть этим навыком – правильно одеваться –великое искусство. 

fantasy-2421248_1920.jpg
     
     Что же не так с психологическими масками? В психиатрии есть такое заболевание –диссоциативное расстройство или множественная личность. Когда в одном человеке живет несколько или множество отдельных людей, каждый из которых обладает устойчивыми признаками (пол, возраст, национальность, религиозная принадлежность, привычки, качества характера и т.д.). И каждая из этих личностей является вполне целостной и самодостаточной. Они просто сосуществуют в одном теле. 

     Пример подобного расстройства в блестящем художественном изложении можно найти в книге Д. Киза «Таинственная история Билли Миллигана», представляющей собой правдивое повествование о самом известном в истории психиатрии случае диссоциативного расстройства. В теле Билли проживало 24 человека – мужчины, женщины, дети, подростки, разной национальности, с совершенно различными знаниями, умениями, навыками, привычками и прочими характеристиками личности. 

     Каждый из этих 24 «рождался», когда ни один из уже существующих не мог справится с теми или иными обстоятельствами жизни. Каждый осуществлял вполне определенную функцию – один появлялся, когда необходимо было защищаться, другой - когда страдать, третий – когда любить, четвертый – когда зарабатывать деньги и т.д. Все это подробно описано в вышеуказанной книге. 

     Но самое интересное, что терапия Билли, как и стандартная терапия этого психического расстройства, состояла не в том, чтобы устранить личностей и оставить жить одного, собственно, Билли, самого первого. А в том, чтобы объединить, слить все 24 личности в одного человека. Потому что по сути, они и являются одним, изначально появились, чтобы служить одному общему интересу – психическому выживанию. 

mask-1674106_1920.jpg
     
     В точности то же самое имеет место в душе каждого человека. Конечно, если мы говорим об условно здоровом человеке, то степень расщепления значительно ниже. Но суть та же. Те самые части нас – «маски», как говорится, – являются именно частями нас, а не чем-то что мы надеваем или снимаем по своему желанию. А значит правильно поставленный вопрос должен звучать не: «Кто под этими масками?» (думаю этого-то как раз лучше не знать), а так: «Кто получится, если все эти маски объединить?» То есть, слить в одну картину личности, в которой будет место и уважение всем и каждому. 

     Помимо Эго, Личности (то есть сознательного представления о себе), каждый из нас включает в себя ещё ряд субличностей. Как правило, эти субличности воспринимаются как проблемы, как нечто чуждое Эго. Например, некто хочет зарабатывать много денег или бегать по утрам или пойти учиться или ещё что-либо изменить. Но как будто что-то внутри останавливает и мы постоянно откладываем дело, которое так удачно дополнило бы наше представление о себе. Но тут включается кто-то ленивый и переставляет будильник на полчаса позже. Кто-то, кто боится ответственности и не дает нам отправить резюме на перспективную вакансию. Кто-то робкий и нерешительный или наоборот самодовольный и якобы самодостаточный, кто не дает нам позвонить или написать «тому самому человеку». Кто-то высокомерный, кто не дает нам возможность рассказать о своих чувствах, быть уязвимым и, возможно, получить счастье или по крайней мере надежду на него... И мы начинаем эту чуждую для Эго часть воспринимать как проблему. 

     Начинаем бороться с комплексами, бороться с ленью. Жизнь превращается в борьбу и суматоху, в которой каждый комплекс, каждая субличность внутри нас, подобно личностям Билли Миллигана, отстаивает право на жизнь, право голоса, право высказаться. А эго старается их всех заткнуть и спрятать подальше. 

adult-2449725_1920.jpg
     
     С кем же мы боремся на самом деле? С самим собой. Пытаемся изжить из себя некую часть, которую не хотим в себе признавать, пытаемся загнать её в тень. И помимо того, что эта борьба отбирает изрядное количество энергии, которая могла бы быть потрачена в созидательных целях, она ещё и может в перспективе сослужить нам дурную службу. Потому что любые, даже самые отвергаемые части нас, если они живы и функционируют – для чего-то нам нужны. Они защищают нас от негативного опыта, от лишней траты сил, от страданий и боли. Они рассказывают нам о нас самих. И если только мы захотим прислушаться, взглянуть на всю полноту картины, на все маски и все личности, живущие в нас – опыт и знания каждой может усилить и обогатить целостную картину. 

     Для этого нужно повернуться к своему комплексу лицом и дать ему высказаться – спросить его, когда и в связи с чем он появился и удостовериться в том, нужен ли он в актуальной жизненной ситуации. И если он остается, найти и признать за ним место в целостной картине под названием «Я». Собственно это и представляет собой психотерапия, а в самом широком смысле – сама жизнь – складывание по частям своей собственной, совершенно уникальной картины Я с безграничным творческим потенциалом. 

     Катерина Суратова, сертифицированный преподаватель йоги и психоаналитически ориентированный психотерапевт
Социальные комментарии Cackle