19 Сентября Сб
$ USD 0.00 a
EUR 0.00 a

Писатель Роман Богословский: «В России наступило время Лимонова»

Писатель Роман Богословский: «В России наступило время Лимонова»


     Понимаю, Лимонов сейчас везде, у всех на языке и в головах. И это понятно – куда теперь без него? Это теперь надолго. Политологи и литературоведы заострят свои перья – и понесется. Вот и я решил собрать все самое интересное из наших переписок, заготовок к интервью, мимолетных фраз. Мы общались не очень часто. И никогда лично. Но переписка для писателей, может, и важней? Давайте вспомним Эдуарда Вениаминовича таким, какой он был – едкий, дерзкий, эпатажный, красивый


     - Глядя на вас понимаешь, что у вас совсем нет друзей. Это действительно так? 

     - Что такое вообще – дружба? Мужская, я имею в виду. Это для вас актуально? А что такого в моём облике, что свидетельствует о том, что у меня нет друзей? Высокомерным я был всегда и всегда рассчитывал только на свои силы. Возможно высокомерие у меня на лице? Допускаю. Большая часть моих друзей уже умерли, либо убиты, тех нескольких, кто остался я не хочу афишировать.  

     - Вы – человек наружу. Боец и революционер. А есть у вас опыт «человека вовнутрь»? Медитация, другие эзотерические практики и учения. Были в вашей жизни эпизоды, когда вам хотелось метафизического, божественного, запредельного? 

     - Я полной грудью хлебнул метафизического в тюрьмах. Одна моя книга об исправительной колонии в заволжских степях так и называется - «Торжество метафизики». Прочтите, судя по всему, вы об этой книге не знаете. Половина моих книг метафизически ориентированные. 

     - Знаю. Стоит дома на полке. Расскажите о вашем опыте дружбы с «зеленым змием». Этот опыт прошел бесследно или вы что-то вынесли оттуда? In vino veritas… Есть в этом что-то для вас? 

     - Я не имею финских генов, потому всегда был в дружбе с вином. Никаких рапсодий по этому поводу не возникало. Ничего ужасного, никакой борьбы. Скорее радостные южно-греческие такие эмоции. Вино и солнце.  

     - В одной из своих книг вы назвали «Битлз» «ханжами». С тех пор ваше отношение к ним как-то изменилось? И не только к ним – в целом, считаете ли вы, что музыка 60-х изменила лицо не только всего современного искусства, но повлияла и на политику, социум? 

     - «Битлз» всего лишь «Битлз». И ничего больше. Сладенькие поп-музыканты середины шестидесятых XX века. Я всегда ждал музыки бунта, и она появилась в лице первых панк-музыкантов. Мне даже как-то стыдно вспоминать о мальчишеской четвёрке «Битлз». С них началась инфантилизация общества.  

     - Одно время вы были близки с «Социалистической рабочей партией США». Какие они – американские социалисты? Как «новые левые»? Эдакие полухиппи? Вообще социализм в США возможен или это лишь карикатура и фарс на службе у капиталистов? 

     - Я не могу дать вам характеристику целой партии. Я короткое время был знаком с ячейкой партии SWP в Нью Йорке, и только. Я не успел их рассмотреть поближе, да и не стремился. В те годы я был много более легковерен и порой разделял заблуждения большинства. 

     - Из США во Францию. Я хочу спросить о таких малопонятных в России ребятах, как Делез, Лиотар, Деррида. Вот читаешь их – и создается где-то на подсознательном плане ощущение, что они самые настоящие леваки и анархисты. Как думаете, почему никто их философскую мысль не сумел преобразовать в реальные действия на площадях и улицах? 

     - Не читайте этих устаревших и мутных французов. Это по большей части свихнувшаяся чуть-чуть профессура. Они из гордости хотели быть непонятными и мутными. Никакого желания лезть на площади у них никогда не было. 

     - Наталья Медведева и Алла Пугачева, что вы об этом знаете? 

     - Насколько я знаю, Наташа участвовала в «Рождественской встрече» у Пугачёвой. Я сам видел, как она там стоит в пурге из конфетти на высоченных каблуках, самая высокая. Она, конечно же, встречалась с Пугачёвой, видимо, и не раз. В то время мы уже не жили с Наташей, деталей не знаю.  

     - Эдуард Вениаминович, вы когда-нибудь дрались? Имею в виду в сознательном возрасте. Пошли бы на поединок с Познером, если б он предложил? Вы изменили к нему отношение после невыхода вашего интервью или всегда относились к нему с прохладцей (Эдуард Лимонов стал героем программы «Познер», но в эфир эту запись не пустили – прим. авт.) 

     - Вы за кого меня принимаете, друг мой? Я не массовик-затейник. У меня нет никаких причин пенять Познеру, что он такой родился. Он буржуа, этим всё сказано. Интервью со мной - я не мелок, и мне с большой колокольни наплевать показали его или нет. Случилось так, что не показали, так это даже лучше, чем если бы продемонстрировали. 

     - Эдуард Вениаминович, я много общаюсь с людьми, и вот, какая сложность недавно выяснилась. Многие, оказывается, не понимают, как можно быть социалистом и патриотом в одном лице. Это для людей сложно, как оказалось. Отправлять их в «Википедию» читать о «коммунофашистах» и «красно-коричневых» – бесполезно. Вот вы, как отец этой идеологии в нашей стране, можете просто и понятно объяснить? 

     - Современность сама ликвидировала перегородки между «левым» и «правым» мышлением. Тот, кто этого не понимает, просто родился несчастным олухом и ничего уж тут не попишешь. Окружающая нас реальность вся «право-левая» или «лево-правая», оглянитесь вокруг. 

     - Слышал, вы лично знакомы с кем-то из культовой группы Ramones. Это так? 

     - Я знаком с единственным выжившим из Ramones, с Марком «Марки Рамон» Беллом, барабанщиком. Знаю его с 1977 года. Он недавно приезжал. Мы встречались в клубе Yota. Нас снимали – нашу беседу, воспоминания. Марк не пьёт, не курит, занимается йогой. И тусуется всё с той же дамой – Мэрианн.

     Роман Богословский
Социальные комментарии Cackle